kalabs (postaless) wrote,
kalabs
postaless

Category:

Капитан Блад. История лидера сборной Франции, ставшего нацистским убийцей.

Александр Виллаплан прошел путь от самого любимого игрока страны до карателя собственных сограждан.

Рождество празднуется даже в войну. Для большинства этот день – праздник надежды и веры, для других – 24 часа, которые отделяют настоящее от неизбежного. Свое последнее Рождество Алекс Виллаплан провел в парижском пригороде Монруж. Он не получил подарков, и к нему никто не пришел в гости, а единственной сладкой каплей в праздничный день были только воспоминания. И Виллаплану было, чем насладиться, лежа на нарах в местной тюрьме.

В 1921 году, когда 16-летнего иммигранта из Алжира приняли в юношескую команду ФК «Сет», послевоенное будущее казалось гораздо спокойнее и прозрачнее, чем вышло на самом деле. Тогда во Франции еще терпимо относились к выходцам из североафриканских стран, поэтому Виллаплан не столкнулся с дискриминацией. Наоборот, благодаря играющему тренеру команды Виктору Гибсону он почти сразу попал в основную команду, за которую провел пять сезонов. Более того, в то время футбол был любительским видом спорта, и за денежные вознаграждения игрокам на клубы смотрели косо, но боссы «Сета» нашли способы оплачивать выступления талантливого алжирца, принявшего французское гражданство.

В 1926 году Виллаплан предал друзей в первый раз: Алекс сбежал из «Сета» в «Ним» прямо перед новым сезоном, променяв родной клуб на более звонкий гонорар, прованский загар, тусовки на яхтах. Игре за одну из сильнейших команд Франции 20-х он предпочел вступлениям за клуб нижней половины таблицы. Сегодня это кажется обычным делом, но в то время еще не существовало трансферного рынка, агентов и отступных, поэтому побег Виллаплана был чистым предательством. Но именно в «Ниме» он стал игроком, влюбившим в себя Францию. Он был энергичным полузащитником, главными козырями которого считались жесткий отбор и игра головой.

Из «Нима» Виллаплан получил приглашение в сборную Франции. Всего он сыграл за нее 25 матчей и, хотя не забил ни одного мяча, считался одним из тех, на ком висит атакующая игра команды, а капитанская повязка на плече первого североафриканца в сборной на первом матче первого чемпионата мира была абсолютно неоспорима. «Это самый счастливый день моей жизни», – якобы сказал тогда Виллаплан.

Лежа в тюрьме столетнего форта Монруж 14 годами позже, он мог выбрать из жизни действительно самый счастливый день. В заключении Алекс находился почти месяц: суд окончился 1 декабря 1944-го, но руки властей дошли до Виллаплана только спустя 26 дней – торопиться уже было некуда. Он мог додуматься, что если капитанство в сборной было лучшим моментом жизни, то переход в парижский «Расинг» стал ее главным поворотным моментом.

В 1929 году «пингвины» собирали суперклуб, возможно, первый в истории Франции. Гонорары уже стали неотъемлемой частью футбола, поэтому «Расинг» был ничем не ограничен, переманивая в столицу лучшего игрока сборной. Сам Виллаплан никогда не скрывал, что футбол для него – способ нажить состояние, развлечься в кабаках и кабаре, а также на скачках, где футболист впервые связался с криминалом. Но в столице у Алекса не пошло. Суперклуб у «Расинга» не собрался, а суровая парижская погода была непривычна алжирцу после тепла Прованса, и в 1932 году Виллаплан вернулся на юг, уже зараженный дружбой с парнями из мафии. Здесь он стал играть за «Антиб» и быстро вернул форму: во втором сезоне новый клуб выиграл южную конференцию Франции и обыграл в финале «Лилль». Федерация футбола выяснила, что матч был договорным, и все повесили на тренера южан, хотя большинство людей склонялось к версии, что организовали сдачу игру Виллаплан и парочка его старых приятелей из «Сета». У «Антиба» отобрали чемпионство, а Александр лишился единственного шанса выиграть что-то в качестве игрока.

Скорости падению на дно придал именно купленный финал. Виллаплана выперли из «Антиба» меньше чем через год. Следующие два сезона он числился в составах «Ниццы» и «Испано-Бастидьенна», но из обеих команд его выгоняли за запои и прогулы, и в 1935 году мало кого удивили заголовки газет: бывший капитан сборной Франции попал в тюрьму за организацию договорных скачек.

Через четыре года началась Вторая мировая война. Армия Франции и ее союзников насчитывала 2 миллиона человек, имела неплохое оснащение, и хотя она частично уступала силам гитлеровской коалиции, в Париже поддерживались устойчивый моральный дух и вера в стойкость столицы. Тем неожиданнее стал полный захват всей страны, уложившийся в период с мая по июнь 1940-го.

Контрабандисты процветали. Оккупанты нуждались в помощи местных жителей, чтобы урвать лучшие куски, вывезти предметы искусства и нажиться на разграбленном. Одним из лидеров французских контрабандистов был Анри Лафон. Его хотели уничтожить множество людей, включая нацистское командование, считавшее, что Лафон развращает солдат рейха, но Анри доказал преданность, вылавливая и пытая лидеров бельгийского подполья. Он ездил по тюрьмам, освобождая старых приятелей и вербуя соратников. Одним из них стал опустившийся до контрабанды золотых украшений Алекс Виллаплан. Вместе с бывшим полицейским Пьером Бонни они организовали банду, получившую название «французское гестапо».

Бандиты, которыми напрямую руководило местное командование СС, занимались выявлением участников французского сопротивления, евреев, лиц, вредных для оккупантов. Виллаплан с друзьями не брезговали и шантажом с воровством. По данным французского журналиста Филлипа Азиса, однажды Лафон и Виллаплан ворвались в дом к 60-летней Женевьев Леонард и потребовали выдать еврея, которого она скрывала. Женщина с ножом у горла отказалась говорить, тогда ее избили, поймали двух проходивших мимо крестьян и стали пытать на ее глазах. Затем несчастных подожгли и расстреляли. За это время остальные люди Виллаплана арестовали прятавшегося еврея, а сам бывший спортсмен заставил Леонард заплатить ему 200 тысяч франков в качестве откупа.

Алекс из бандита дослужился до звания лейтенанта СС в Североафриканской бригаде Третьего рейха – главном орудии борьбы с Сопротивлением. Бригада состояла из французских иммигрантов, и Виллаплан, алжирец, которого Франция боготворила и назвала своим капитаном на футбольном поле, уничтожал соотечественников легко и с удовольствием, получая чеки из Германии, подкрепленные воровством у себя дома.

Бригада была не просто шайкой убийц – это была высокоорганизованная шпионская группировка: она участвовала в радиоигре, внедряла агентов в Сопротивление, забрасывала их на парашютах в провинции. В 1943 году за одну операцию Лафон и Виллаплан арестовали большинство лидеров подполья, заточив узников в клетки и туалеты прямо на улицах Парижа, а в 1944-м в городе Мюссидан головорезы Виллаплана поймали 11 бойцов Сопротивления в возрасте от 17 до 26 лет. Алекс отдал приказ на казнь, а затем сам взял в руки автомат и расстрелял пленников.

Виллаплан был жестоким убийцей, но не идиотом, и всегда пытался быть на стороне с деньгами, силой и властью. Когда в августе 1944-го союзники освободили Париж, Виллаплан проводил массовые акции милосердия в провинциях, делая вид, что работает с нацистами для освобождения сограждан. Но жадность, приведшая его так высоко, отправила Алекса еще ниже: 1 декабря 1944 года в суде нашлось множество свидетелей того, как он убивал людей, а затем снимал с них украшения.

В 10 утра 26 декабря, на следующий день после Рождества, в камеру Алекса зашел конвой и вывел его во двор форта Монруж. В то утро Александр Виллаплан встретился со своим приятелем Анри Лафоном: обоих поставили напротив стенки, до сих пор испещренной осколками двух войн, и расстреляли. Первый североафриканец в сборной Франции стал первым карателем собственной страны, а закончил как первый и единственный футболист, которого обвинили в измене государству и казнили, возненавидев всем миром.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo postaless апрель 30, 16:39 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Вторая мировая война закончилась в 1945 году. За это время Германия превратила себя в процветающую страну с идеальными дорогами, качественными товарами и вежливыми людьми. Союзник Оси Япония, не прожив после войны и столетия, совершила цифровой скачок в следующий век. Японских учёных ценят во всём…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments