kalabs (postaless) wrote,
kalabs
postaless

Бомбисты

131 год назад на кронверке Шлиссельбургской крепости вздёрнули талантливого 20–летнего парнишку из Симбирска. Будущий перспективный зоолог, получив за третий курс золотую медаль, зачем–то спутался с нехорошей компанией бомбистов –народовольцев. Используя взрывчатку, изготовленную поляком Брониславом Пилсудским, они собирались взорвать российского императора Александра III. Симбирский юноша Саша Ульянов принимал участие в создании всех трёх зарядов, добросовестно добавляя кусочки свинца, обильно смазанные стрихнином, в самодельный динамит. Охранка накрыла заговорщиков раньше, император остался жив. Сашу повесили, Бронислав пошёл на каторгу, а их более удачливые младшие братья Володя Ульянов и Юзеф Пилсудский подросли и повели за собой народы обновлённой России и Польши в светлое будущее. Каждый в своё.

Судьба Александра Александровича Романова, вошедшего в историю, как Алeксандр III, определилась двумя трагическими смертями.
Весной 1865–го любимый старший брат цесаревич Николай, неожиданнейшим образом, умирает от банального сейчас воспаления лёгких, оставив ему в наследство "...славный трон, отца и невесту...". При этом он, в буквальном смысле, умудряется соединить руки Александра и очаровательной датской принцессы Дагмары на своей холодеющей груди.
А через 16 лет, опять же весной, злой народоволец Рысаков кидает искусно изготовленную бомбу аккурат под папину карету. Тем не менее, император Александр II, удачно переживший перед этим шесть покушений, выходит из экипажа абсолютно невредимым. Пытаясь оказать первую помощь раненому казацкому офицеру эскорта, он сталкивается с подельником Рысакова господином Гриневицким, который с воинственным криком тут же подрывается вместе с ним... суровые шахиды отдыхают.
Изуродованного, истекающего кровью Романова спешно перевозят во дворец, где в течении 45 минут он агонизирует в окружении толпы ошеломлённых и подавленных родственников.
[Spoiler (click to open)]
Если в Персии 11 века Хасан ибн Саддах посылалал своих верных ассасинов, чтобы высокопоставленным грешникам жизнь не казалась слаще мёда, то в России 19 столетия этой воспитательной деятельностью активно занялись отпрыски дворянских фамилий. На российской авансцене появился неизвестный ранее политический и этический феномен, спокойно оперирующий как чужими, так и собственными жизнями. Быть бомбистом становится круто, это всё равно как в 90–е прослыть криминальным авторитетом, ну или на крайняк чотким пацаном с волыной.

4 апреля ( весеннее обострение у них что ли ) 1866 года активный член глубоко законспирированной группы Николая Ишутина " Ад", сын обедневшего помещика Дмитрий Каракозов 25–ти лет отроду, выстрелил из пистолета в мирно прогуливавшегося в Летнем саду Александра II, открыв сезон большой охоты на всех, кто был сверху.
Буквально за год до выстрела Каракозова в Америке укокошили президента — но это был единичный случай. У нас же началась целая эпоха пальбы на фоне громовых раскатов самодельных взрывных устройств, совершенно нехарактерная для России. Кровавые бунты, огненные мятежи, дворцовые перевороты — это всегда пожалуйста. Но чтоб начальство планомерно отстреливать, да на куски динамитом рвать — не было никогда такой страсти на Руси...

"..Удастся мне мой замысел — я умру с мыслью, что смертью своею принес пользу дорогому моему другу — русскому мужику..." — заранее пропиарил Дмитрий Каракозов свою акцию, распространив рукописные прокламации " Друзьям — рабочим " за день до покушения.
Что характерно, проходивший мимо простой русский мужик Осип Комиссаров, неуловимым движением мозолистой руки, отвёл роковой выстрел от сердца царя — батюшки. А потом с группой примкнувших возмущённых товарищей ещё и навалял горе –террористу по сопатке, чтоб неповадно было, принципиально обозначив промонархическую позицию трудового народа. От линчевания разгорячённой толпой
Дмитрия тогда спасла полиция.
Бдительному Комиссарову пожаловали орден и дворянство, а Каракозова по–быстренькому повесили. Хотели и главаря Иншутина вздёрнуть, но передумали в последний момент — бедняга сошёл с ума в одиночке всё той же печально известной Шлиссельбургской крепости от пережитых минут с петлёй на шее...

Ох уж эти прелестные юные дамы с горящими глазами на бледных исступлённых лицах, экзальтированные и непредсказуемые. Сколько их вписалось в славную книгу российского революлюционного экстремизма.
Софья Перовская, Вера Засулич, Лидия Стуре, Дора Бриллиант, Вера Фигнер, Зина Коноплянникова, Мария Спиридонова, Фанни Каплан — музыка, а не имена. Среди боевиков организации эсеров –30% женского пола в среднем возрасте 22–х лет. Вот это контингент! А сколько скрытых страстей и тайных откровений в ровных строчках, зафиксированных бездушными протоколами дознания :
"....У меня было твердое, непреклонное желание осуществить эту цель — убийство Плеве, истинного диктатора, замучившего Россию...иначе мир не существовал для меня. "
"Фотография Трепова была для меня символом всех несчастий России, а его смерть — единственным средством против них.."
" Умереть, погибнуть, спасая других.."
И " убить, убить, убить " — мгновенный и верный способ решения насущных экономических и социальных проблем угнетённого народа. Ну а потом, уж точно заживём.
Эх, девчонки, лучше б по мальчишкам так сохли.
Хотя в народе память исскуственно не умирает до сих пор.
Помню в далёком детстве жил я на улице Каляева, рядом с улицей Желябова, неподалеку от улицы Софьи Перовской, а вот до улицы Зинаиды Коноплянниковой, где обитала моя пассия, нужно было ехать на трамвае через Волгу. Самое интересное, последние две улицы так с тех пор никто и не переименовал.

Александр III спас семью, держа на плечах рухнувшую крышу сошедшего с рельсов императорского вагона, не напрягаясь гнул подковы, ходил по Гатчинскому дворцу в заплатанных, видавших виды штанах, страстно любил рыбалку и слыл человеком решительным, трудолюбивым, но недалёким. Он взошёл на престол, осенённый виселицей с пятью народовольцами, посягнувшими на жизнь его отца, включая знакомых мне географически, мадемуазель Перовскую и крестьянского сына Желябова. Не обладая политическими и дипломатическими талантами папеньки, Александр умудрился так закрутить гайки, что расплодившееся было племя народовольцев тихо сгинуло на каторге или затаилось в глухом подполье. На 15 лет его правления взрывы и выстрелы по России прекратились.После Февральской революции в Департаменте полиции было обнаружено более миллиона карточек поднадзорных неблагожелательных элементов. Неудивительно, что Саша Ульянов с товарищами страстно мечтали отправить любимого императора Никиты Михалкова прямиком на небо, в объятья заждавшегося родителя.

Зато с приходом века двадцатого пацаны отыгрались по полной. Только с 1905 по 1907 было застрелено, зарезано, взорвано и покалечено почти 4,5 тысячи государственных служащих. И это не считая зазевавшихся свидетелей преступлений, случайно подвернувшихся под руку благородным мстителям.
Обычные приметы того времени :
милый гимазист, утирая на балконе розовые сопли раскаяния, бросает в проходящих внизу солдат жестяночку из–под чая, аккуратно заполненную до краёв взрывчаткой ; интеллигентая барышня, нервно затягиваясь папироской и на всякий случай обмотавшись динамитными шашками, забегает в полицейский участок, чтобы пальнуть в представителей правохранительных органов ;
элегантный джентльмен в котелке, задумчиво сплёвывая семечки, ловко роняет самодельную бомбу под карету зарвавшегося работника муниципалитета.
И так далее и в том же духе...

Харизматичный лидер эсеров Борис Савинков умудрился стать иконой революционного терроризма, не убив самолично практически никого, не считая старого городового, случайно оказавшегося без оружия. Блестящий рассказчик, любитель прекрасных дам и изысканных ресторанов Борис Викторович боролся со всеми с кем только мог ради самого процесса. Под его чутким руководством полоумный молодой человек Иван Каляев бросил бомбу под карету Великого князя Сергея Александровича, а беглый ссыльный студент Егор Созонов пустил на воздух осторожного министра внутренних дел фон Плеве. И таких исполнительных молодцев, готовых лечь костьми за идею под влиянием неотразимого савинковского красноречия, было хоть отбавляй. Всё это позволяло Борису Викторовичу, проводив подопечных на очередной подвиг, выбираться в Париж на уик–энд, где в уютном ресторане Ларю он трогательно предавался ностальгическим воспоминаниям под бутылочку превосходного Мутон — Ротшильд. Тем временем, Императорское правительство, великодушно разрешив продавать в России его занимательные романы и публиковать еженедельные корреспонденции в прессе, фактически оплачивала и весёлое времяпревождение, и дерзкие террористические акты.

К чести Ивана Каляева нельзя не отметить, что он благородно не стал взрывать карету Великого князя Сергея Александровича, увидев в ней малолетних детей Романова, хотя ситуация для этого складывалась чрезвычайно благоприятно. И лишь через два дня довершил начатое. Князя собирали по частям, ноги его доставали с соседних крыш, но и Каляеву досталось неслабо.
Надо признаться, что Сергей Александрович Романов был порядочной сволочью и бездарем. Помимо косвенной вины в трагедии на Ходынке, эсеры не могли простить московскому градоначальнику выселение тысяч еврейских семей из столицы, представителей которых было немало в стройных рядах социалистов — революционеров.
К сожалению, жертвы они себе выбирали не только по критерию профессиональной непригодности. На гораздо более прогрессивного Петра Аркадьевича Столыпина в период 1905–1911 гг. было совершено 11 (!) покушений. При взрыве на его даче на Аптекарском острове 12 августа 1906 году погибло 24 человека, а малолетней дочери раздробило обе ноги. Премьера спас верный адъютант Замятин, заметив у террористов, вырядившихся жандармами, несоответствие в форме.
Несмотря на решительные меры, направленные Петром Аркадьевичем на борьбу с революционными экстремистами всех мастей,его всё–таки достали в 1911 году в Киевском городском театре. Анархист еврейского происхождения Дмитрий Богров, будучи по–совместительству агентом охранного отделения, по служебному пропуску спокойно пройдя фейс–контроль, подошёл к Столыпину и дважды хладнокровно выстрелил в упор.

Но все деяния российских бледных всадников грядущего революционного апокалипсиса меркнут перед эпохальным выстрелом сербского паренька Гаврило Принципа, разрядившего свой браунинг сначала в живот герцогини Софье Гогенберг, а затем в шею её венценосного мужа эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника Австро–Венгерской короны. Члены сербских национально — террористических организаций " Млада Босна" и " Чёрная рука" не зря ели свой хлеб. В 1903 они так нашинковали саблями и кинжалами тела своего короля Александра и его супруги Драги, что до сих пор неприятно читать воспоминания очевидцев этого прискорбного события.
Последними словами умирающего эрцгерцога Франца Фердинанда были : — Софи, Софи, не умирай! Живи для наших детей...

Начавшаяся в результате инцидента Первая Мировая Война, стёрла с карты мира Австро–Венгерскую, Германскую и Османскую империи, унеся жизни более 22 млн. людей.
Российская империя тоже канула в лету...
30 августа 1918 года на заводе Михельсона в Замоскворечье Фанни Каплан несколько раз выстрелила в вождя мирового пролетариата. Считается, что это был последний террористический акт в России, совершённый участником боевой организации.
Tags: история, франция
Subscribe
Buy for 10 tokens
Вторая мировая война закончилась в 1945 году. За это время Германия превратила себя в процветающую страну с идеальными дорогами, качественными товарами и вежливыми людьми. Союзник Оси Япония, не прожив после войны и столетия, совершила цифровой скачок в следующий век. Японских учёных ценят во всём…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments