kalabs (postaless) wrote,
kalabs
postaless

Categories:

Непредсказуемая Анкара

К 100-летию разгрома турками англо-французских войск на берегах Дарданелл

В далеком 1902 году английский писатель Редьярд Киплинг написал чудесную сказку о «Кошке, которая гуляла сама по себе». Героиня сказки, Женщина, довольно легко приручила к себе Мужчину, без особых усилий одомашнила последовательно Собаку, Коня и Корову, но так до конца и не сумела отучить от свободомыслия Кошку, «которая бродила, где вздумается, и гуляла сама по себе». Сама же Кошка все время думала: «Ах, это умная Женщина, хотя, конечно, не умнее меня». Образ этой сказочной Кошки как нельзя лучше подходит к нынешней Турции - нашему стремительно растущему южному соседу, проводящему нестандартную, национально ориентированную политику.

В одном из номеров «Военного обозрения», вышедшего в конце минувшего года, эта же мысль была сформулирована так: «Судя по заявлениям и действиям турецкого политического руководства, в их замыслах облик мирового сообщества в грядущем довольно сильно отличается от проектов, в рамках которых явно или по умолчанию действуют США, Брюссель, Иерусалим, Пекин и Москва». Иными словами, в политике Анкары присутствует гораздо большая доля оригинальности и самобытности - в отличие от многих других стран, повязанных обязательствами в рамках НАТО.

Не секрет, что Российская империя и Османская империя были непримиримыми противниками на протяжении 242 лет, с 1676 по 1918 год. Историки подсчитали, что за это время между ними произошло 11 войн и крупных военных конфликтов. Почти все исследователи едины во мнении, что закат и падение Османской империи произошло главным образом в результате противостояния этих двух «евроазиатских колоссов».

На ХХ век пришлось падение и Российской империи, и оба государства начали писать свои отношения с чистого листа, не оглядываясь на прошлое. Правда, Турция получила определенный «гандикап», стартовав в начале двадцатых годов. Сейчас Турция с ее молодым 80-миллионным населением, быстро растущим экономическим потенциалом - ВВП равен 15 тысячам долларов в год на душу населения - стремительно набирает темп. Страна уже стала влиятельной региональной державой, но ее амбиции идут дальше. Идеи пантюркизма и лидерства в исламском мире все чаще переходят из политологических поисков в арсенал реальной политики.

На этом фоне особый интерес вызывают планируемые в Турции торжественные мероприятия, связанные со 100-летием Дарданелльской операции в годы Первой мировой войны. Тогда Англия и Франция попытались захватить пролив Дарданеллы и, войдя в Мраморное море, взять штурмом Константинополь.

Интерес подогревается тем, что Турция является членом НАТО с 1952 года. В этот блок входят также Великобритания и Франция, научные и политические круги которых хотели бы навсегда забыть жестокий урок, который их армии и флот получили в ходе Дарданелльской операции.

А турки, наоборот, используют эту дату для героизации своих вооруженных сил и подъема патриотических настроений в обществе. Мы у себя называем всю Первую мировую войну «забытой», и о Дарданелльской операции, в которой Россия не принимала практически никакого участия, мало кто знает вообще, кроме военных историков. А дело было на редкость амбициозным, масштабным, кровопролитным и провальным для Великобритании и Франции.

Все началось с того, что к концу 1914 года война на Западном фронте стала заходить в позиционный тупик. Линия фронта стабилизировалась, обросла с обеих сторон глубоко эшелонированными оборонительными укреплениями, противники не имели средств для ее прорыва. В этой обстановке неуемный первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль, которого всю жизнь одолевала мечта вести войну подальше от Великобритании, выступил 13 января 1915 года на заседании военного совета. Он предложил захватить пролив Дарданеллы и Галлиполийский полуостров, чтобы выбить Турцию из войны и «запалить» с востока Балканы, нанести, тем самым, смертельный удар по блоку Центральных держав. По воспоминаниям Ллойд Джорджа, Черчилль говорил «со всей неумолимой мощью и настойчивостью, в сочетании с владением предметом до деталей», хотя ему никто и не возражал. Единогласно был принят план Черчилля: его честолюбие как морского министра летало на крыльях счастья. Адская машина завертелась…

От самой идеи - захвата с моря Константинополя - «поехала крыша» у большой части британской молодежи, мечтавшей вернуться с мозаичными сувенирами, взятыми с храма Святой Софии. Бредили подвигами гомеровских героев из «Илиады». В Ирландии даже примирились сторонники независимости с «юнионистами» - чтобы идти на Константинополь. В далеких доминионах - Австралии и Новой Зеландии - очереди добровольцев рвались в поход на Дарданеллы, как крестоносцы когда-то грезили освобождением гроба Господня в Иерусалиме. «Тупых и ленивых», по их представлениям, турок за противника не считали. Операция представлялась восхитительной романтической прогулкой. Главным закоперщиком была Великобритания, пособником выступала союзная с ней Франция, миноритарными участниками были греки, евреи.

Черчилль «со товарищи» полагал, что на все про все понадобится не более одного месяца, и что флот управится с задачей самостоятельно, без привлечения других сил.

В начале февраля 1915 года союзная армада, в которой насчитывалось 80 вымпелов, подошла к Дарданеллам. В ее составе было 16 броненосцев, 1 новейший линкор, 6 крейсеров, 22 эсминца, 9 подводных лодок, 24 минных тральщика и вспомогательные суда. Союзники имели семикратное превосходство над турками в крупнокалиберной артиллерии и восьмикратное - в орудиях среднего калибра. Казалось, ничто не может устоять перед огневой мощью корабельных пушек калибром 380 мм. У турок было всего около 100 орудий, далеко не самых новых.

Первый штурм начался 19 февраля. Целый день англичане и французы палили из всех стволов по фортам, закрывавшим вход в пролив, но, как только их корабли попытались приблизиться к горловине Дарданелл, заговорили орудия защитников. Их огонь прямой наводкой оказался неприятным сюрпризом для командования эскадрой. Оказалось, что артиллерийский обстрел железобетонных фортов крайне неэффективен. Пришлось отступить, признав эту горькую истину.

Через неделю, 25 февраля англичане и французы, предприняли второй штурм, но и на этот раз результат был не лучше: турецкие форты продолжали яростно огрызаться, не пропуская вражеские корабли в пролив. Дарданеллы длиной в 70 километром имеют ширину от 1,3 до 7 километров, к тому же они были перегорожены 10 рядами мин, в прибрежных скалах устроены станции для запуска торпед, при необходимости можно было бы пустить по течению, идущему из Мраморного моря, плавучие мины навстречу противнику. Снова огневой бой длился весь день с незначительным ущербом для оборонявшихся, которые потеряли всего 8 орудий. В результате английский адмирал Сэквилл Карден - разработчик всего плана операции и командующий союзной эскадрой - предпочел сдать командование и отбыть в Лондон под предлогом болезни. Его сменил адмирал Де Робек.

Подготовка третьего – генерального - штурма продолжалась еще три недели, и 18 марта грянул решающий бой. В этот раз корабли союзников смогли проникнуть в пролив на расстояние 3-4 километров, но наткнулись на минные поля, там подорвались и затонули головной броненосец «Иррезистэбл» и корабли «Буве» и «Оушен». Турки блестяще использовали гаубичную артиллерию, которая вела навесной огонь по английским и французским кораблям из-за склонов прибрежных холмов, оставаясь при этом неуязвимой для настильной стрельбы из крупнокалиберных корабельных пушек. После восьмичасового боя Де Робек дал сигнал к отступлению.

Поражение союзного флота было полным и окончательным. Потеряв затонувшими и поврежденными почти треть кораблей эскадры, англичане и французы бесславно ретировались.

Но смириться со скандальным фиаско упрямый Черчилль не хотел. На военном совете было решено поручить сухопутным силам осуществить захват Галлиполийского полуострова и оттуда, по суше, совершить бросок на Константинополь. Флот должен был решать вспомогательные задачи: перебросить десант, поддержать огнем его действия.

25 апреля 1915 года к турецким берегам двинулась армада десантных судов и шлюпок, на которых находились войска Великобритании, Индии, Австралии, Новой Зеландии и Франции. Общая численность десанта первоначально достигала 80 тысяч человек. Одновременно, для отвлечения противника, была предпринята отвлекающая высадка на азиатский берег пролива. В ней, кроме французов участвовал и российский легкий крейсер «Аскольд» и небольшая десантная группа под командованием лейтенанта С. Корнилова. Но турки были готовы и к такому повороту событий. Они применили новинку: на наиболее угрожаемых местах поставили скрытые в воде заграждения из колючей проволоки. Как только атакующие солдаты прыгали в воду с десантных средств, они вязли в этих ловушках, и надолго превращались в легкие мишени для турецких пулеметов.

Только за первый день боев на пляжах Галлиполи англичане и французы потеряли 18 тысяч человек, но это было только начало. Турки, которыми командовал немецкий генерал Сандерс, успели создать на полуострове глубоко эшелонированную оборону, построили сеть дорог, которые позволяли быстро перебрасывать подкрепления туда, где противник концентрировал силы для наступления. Каждый шаг вперед давался союзникам ценой огромных потерь. Они так и не смогли создать крупного плацдарма, построить причальные сооружения для нормального снабжения десанта. Все лето 1915 года прошло в кровопролитных боях, в которые бросались все новые дивизии союзников. Маленькая глинобитная деревенька Крития стала крепостью, у которой разбивались все атаки англичан и французов. Становилось ясно: турецкие солдаты в драном обмундировании, покрытом заплатками из мешковины, в бою превосходят самодовольных англичан и их союзников.

Наконец, после почти года кровопролитных сражений, Лондон «сломался» и принял решение о прекращении операции. Началась ее единственная успешная фаза: эвакуация, закончившаяся 9 января 1916 года. Турки не особенно мешали бегству союзников, действуя по принципу «отступающему - скатертью дорога».

Потери Англии и Франции составили 146 тысяч человек, у турок - несколько больше, 186 тысяч. Политический и военный резонанс были значительными. У. Черчилль подал в отставку и уехал на западный фронт в звании полковника и в должности командира батальона шотландских фузилеров. Болгария, которая до операции в Дарданеллах не вступала в войну, теперь решительно присоединилась к Германии, Австро-Венгрии и Турции.

Россия разумно воздержалась от направления своего десанта к берегам Босфора, на чем настаивал У. Черчилль.

Очень тяжело переживали Дарданелльскую катастрофу в Австралии и Новой Зеландии. В английских доминионах вообще стали переоценивать характер своих отношений с метрополией. 25 апреля каждого года - день начала высадки десанта - отмечается в этих странах как День поминовения. В общественном сознании закрепилась мысль о бессмысленности гибели молодых ребят вдали от родины за дурацкие идеи англичан, проявивших себя, кстати, бездарными, но непомерно хвастливыми военачальниками. В Австралии в 1981 году вышел на экраны фильм режиссера Питера Уира «Галлиполи». В нынешнем году, к столетию Дарданелльской операции, обещал выпустить в прокат свой фильм новозеландский кинорежиссер Питер Джексон, дед которого был участником тех сражений.

Так и вошла в историю эта операция как «апофеоз преступного легкомыслия».

К 1923 году страна перестала быть Оттоманской империей, ее нынешние границы были определены Лозанским мирным договором, и с этого времени ведет свою историю современная Турция, которую я сравнивал с киплинговской кошкой. Казалось бы, государство-член НАТО должно «брать под козырек» в ответ на любую инициативу блока, как это делают страны «новой Европы», вчерашние члены Варшавского договора и даже бывшие республики СССР. Но турки ведут себя нестандартно.

Страны Западной Европы постоянно давят на Турцию, требуя регионализации и автономизации курдов - в этом как раз отказывает Европа русскому и русскоязычному населению на Украине, а турки проводят линию на отуречивание всех граждан страны. А, главное, все побаиваются обострять свои отношения с Турцией. Например, когда курдский лидер Абдулла Оджалан был вынужден покинуть Сирию - Башар Асад не смог противостоять нажиму Анкары - то ни одна страна не захотела предоставить ему политического убежища. Россия тоже предложила ему покинуть свою территорию, и он был вынужден отправиться в Кению, где турки арестовали его с помощью израильских спецслужб, привезли в Турцию и приговорили к смертной казни. Когда весь мир стал просить о помиловании Оджалана, турки согласились лишь заменить ему смертную казнь на пожизненное заключение.

В 1974 году, когда греческий режим «черных полковников» решил присоединить Кипр к Греции, то турки, ни с кем не советуясь, высадили свою армию на острове, и вскоре создали там Турецкую республику Северного Кипра на территории, населенной турками. Никто в мире эту республику не признает, но вот уже 40 лет, как Турция и в ус не дует. США долго мучились вопросом, как оказывать военную помощь Афинам и Анкаре, ставшими трудно примиримыми противниками. Наконец, решили, что будут помогать и тем, и другим в пропорции 3 к 5 – естественно, в пользу Турции.

Отношения между Турцией и Россией тоже развиваются не всегда предсказуемым путям. В начале девяностых, когда разгорелся военный конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, казалось, что в него будут вовлечены и Россия с Турцией.

Турки оказывали нескрываемые услуги чеченским боевикам-сепаратистам. Но, в то же время, разросся поток российских «челноков» в Стамбул, где их ждал облегченный режим въезда. Чартерные рейсы наших «малых бизнесменов» помогли преодолеть товарный голод, обрушившийся на нас после распада СССР. Никто не в силах подсчитать объемы «челночной торговли», но эксперты оценивают ее в 2-6 миллиардов долларов в год. А когда мы стали подниматься с колен, то «челноков» сменил поток российских туристов, которым были по карману отели и пляжи Антальи. И сегодня немцы да мы лидируем по числу туристов в Турции, в 2013 году там побывало около 4,5 миллионов наших сограждан. Даже наши толстосумы стали вкладывать свои деньги в туристическую промышленность Турции. Чего стоит один суперотель «Мардан Палас», построенный Тельманом Исмаиловым за 1,4 миллиарда долларов.

В 1997 году возникла идея построить газопровод по дну Черного моря - знаменитый «Голубой поток». Нужно было и нам, и им. В 2003 году он вступил в строй, и Турция стала получать до 16 миллиардов кубометров газа в год. Торговля с одним партнером всегда рискованна, вскоре турецкая компания «Ботас» поставила вопрос о крупной скидке с оговоренной цены на газ, с 110 долларов за тысячу кубометров до 70 долларов, и отказалась от формулы «бери или плати» - обязательства выбирать оговоренный объем газа. Дело чуть не дошло до международного арбитража, но поставщик и потребитель пошли на мировую.

Сейчас, когда в азарте санкционных антироссийских мер страны-члены ЕС сорвали строительство «Южного потока», Турция, не обращая на них никакого внимания, готова реализовать проект строительства второго газопровода по дну Черного моря. Конечным пунктом этой магистрали станет европейская территория Турции, где будут построены газохранилища и головные сооружения распределительных сетей. Пока многие европейские страны барахтаются в дисциплинарных сетях, наброшенных на них новыми фюрерами Европы, Турция превращается в перспективного газового диспетчера для всего континента - с учетом того, что и проект «Набукко», и другие планы энергоснабжения неизменно проходят по турецкой территории.

С 2000 года Турция числится в списке стран-кандидатов для приема в члены ЕС. За прошедшие 15 лет в Евросоюз в ускоренном порядке были приняты многие восточноевропейские страны, а очередь Турции никак не подойдет. Европа «воспитывает» турок, а им это, как говорят в России, «до лампочки». Анкара прекрасно сотрудничает с Москвой, наш годовой товарооборот превышает 30 миллиардов долларов и имеет тенденцию к быстрому росту. Руководители обоих государств выражают желание довести объем торговли до 100 миллиардов долларов к 2020 году.

В конце 2014 года делегация высокопоставленных чиновников ЕС посетила Турцию с целью уговорить ее правительство присоединиться к антироссийским санкциям, но получила от ворот поворот.

Тогда брюссельские посланцы стали убеждать турок хотя бы не пользоваться открывшимися для них возможностями выгодного сотрудничества с Россией. Но Турция - это киплинговская кошка, которая «гуляет сама по себе». Турецкий посол в Москве Умит Ярдым в интервью информационному агентству «Россия сегодня» 24 октября 2014 года недвусмысленно сказал: «Я не вижу российско-турецких отношений в контексте этих санкций. Российско-турецким отношениям свойственна своя природа, своя естественность и своя особенность. Мы будем продолжать в таком контексте наши отношения».

На этом фоне празднование 100-летия разгрома англо-французских войск на берегах Дарданелл приобретает особое символическое значение.

Tags: войны, история, турция
Subscribe
promo postaless april 30, 2018 16:39 2
Buy for 10 tokens
Вторая мировая война закончилась в 1945 году. За это время Германия превратила себя в процветающую страну с идеальными дорогами, качественными товарами и вежливыми людьми. Союзник Оси Япония, не прожив после войны и столетия, совершила цифровой скачок в следующий век. Японских учёных ценят во всём…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments