kalabs (postaless) wrote,
kalabs
postaless

АЛКОГОЛЬ. 5 ЭТАПОВ ДЕГРАДАЦИИ

Увидев на улице опустившегося человека, для которого очередная доза алкоголя- единственная цель в жизни, одни равнодушно пройдут мимо, другие ему посочувствуют, третьи презрительно ухмыльнутся и скажут: "Алкаш!" Реакция будет разной. Но какими бы ни были возникшие эмоции, большинство людей не понимает, как именно страждущий пришёл к своему плачевному состоянию.

Вредная привычка проходит через определённые этапы развития. Всего таких этапов пять. В этой статье мы рассмотрим каждый из них.

Первый этап - формирование программы на самоотравление алкоголем. Человек появляется на свет в обществе, где это явление стало обычным, оно глубоко вошло в традиции. Часто бывает так, что во время первого контакта с отцом, новорождённый уже может почувствовать в дыхании празднующего родителя запах этанола. И эта встреча запечатлеется в его эмоциональной памяти навсегда: "Отец - радость - алкоголь". Ассоциация может быть настолько прочной, что, вырастая, многие считают запахи алкоголя и табака неотъемлемыми атрибутами мужчины, признаком мужественности.

Ребёнок растёт, постоянно наблюдает за жизнью взрослых, изучает её. Вот семья собралась за праздничным столом. Кто-то из родственников взял малыша на руки. Он слышит тосты, видит улыбающиеся лица родных и близких. Ребёнок ещё не понимает происходящего, но всё запоминает. В его восприятии алкоголь на празднике становится чем-то самим собой разумеющимся.

Пройдёт ещё какое-то время. И детвора начнёт играя изображать самоотравление. В статье «О детских «невинных» играх и о виновных родителях» (журнал «Культура и быт», 1930, № 2, с.17) описывается наблюдение за подобной игрой: “До мельчайших подробностей воспроизводится картина пьянства. После первой рюмки начинается оживленный разговор, чем дальше, тем шумнее. Дело даже доходит до «ссоры» и «драки», или «напьются пьяные» и ходят в обнимку по улице, шатаясь и дебоширя”. Ни капли алкогольного яда нет в крови ребятишек, но как себя полагается вести отравленному человеку, что говорить, они прекрасно знают. Программа уже сформирована. Теперь вопрос лишь в том, когда произойдет приобщение к отраве.

Приобщение - второй этап развития вредной привычки. Это первое сознательное самоотравление алкоголем. В большинстве случаев, когда малыш впервые во время застолья потянется к сосуду с отравой, чтобы сделать то, чем занимаются взрослые, его становят. Объяснят, что алкоголь не для детей. Ребёнок подчинится старшим и начнёт мечтать: "Стану большим - получу как папа (мама, бабушка с дедушкой, тётя) алкоголь на празднике". До тех пор, пока эта установка действует, приобщения к алкоголю не произойдёт. Кто-то "дотерпит" до старшего школьного возраста или даже до совершеннолетия. Но у большинства детей первая проба алкоголя произойдёт гораздо раньше.

Взрослые вышли из-за стола, оставив ребёнка одного. На дне бокала несколько капель вина. Взял малыш сосуд с ядом, влил в себя эти несколько капель. Приобщение состоялось. "Ерунда! Чего будет от нескольких капель вина?" - скажет кто-то. А момент важнейший: программа "созрела" настолько, что человеческая личность начинает ей подчиняться. Снимается психологическое ограничение, страх перед алкогольным ядом, если он был, уходит. Очень часто родители сами устраивают первую пробу алкоголя для своего чада. Дают пиво или вино. В этом случае приобщение получает ещё и сильное психологическое подкрепление от взрослых.

Приобщение - это не всегда малое количество алкогольного яда. Случается, ребёнок получает серьёзное отравление, иногда заканчивающееся летальным исходом. Нередки при первой пробе алкоголя тошнота, рвота, потеря сознания.

Что будет дальше? Подавляющее большинство людей переходит на следующую стадию, даже если первый опыт самоотравления был тяжёлым. Почему? Да потому что этого будет требовать внедрённая социальная программа: "Все это делают. Если было плохо в первый раз, не значит, что будет плохо потом. Не умею, но научусь!".

И уже со второго самоотравления этанолом человек оказывается на стадии привыкания (третья ступень). Имеется в виду физиологическое привыкание к яду. Организм этанол отторгает. Но от запрограммированного мозга идёт приказ: "Нужно вливать в себя яд". Начинают люди отравляться как правило спиртными изделиями с низким содержанием этанола: пивом, вином. В шампанском яд очень хорошо замаскирован. Так удаётся обмануть организм. Постепенно человек дрессируется. Яд противен, но самоотравление имеет приятное социальное сопровождение: праздник, отдых, дружеские посиделки. Ритуал "закусывания" выполняет сразу две функции. Он помогает побороть отвращение этанолу, а вкусная еда выступает своеобразным вознаграждением за усилие. Органы вкуса постепенно привыкают к алкоголю, так что через некоторое время спиртные изделия уже не кажутся отвратительными.

Тело начинает адаптироваться к новым условиям , вырабатывая противоядия на этанол (встречается такое название этого явления: «защитно-токсический сывороточный фактор»). Организм начинает существовать в новых условиях. Поступила доза алкоголя в кровь - выделяются противоядия. На стадии привыкания эти вещества вырабатываются лишь в тот момент, когда в крови отравляющегося появляется этиловый спирт.

Но вредная привычка у людей складывается по-разному. И у кого-то алкогольного яда в жизни становится так много, что организм, чтобы обезопасить себя, начинает выделять противоядия заранее. Он считывает некоторые сигналы из окружающей среды как предупреждение: "Скоро будут отравлять". Запахло алкоголем, послышался звон стекла, показалась бутылка на столе - и организм производит "сыворотку" для нейтрализации алкоголя. Сами эти противоядия токсичны. Они провоцируют дискомфорт. Убрать этот дискомфорт можно лишь определенной дозой этанола. В тот самый момент, когда человеку захотелось отравиться "просто так", без причины (шёл мимо - увидел бутылку пива, почувствовал запах алкоголя), можно сказать, что его вредная привычка эволюционировала до стадии потребности.

На первый план теперь выходит физиологическая составляющая. За столом такой человек меньше сконцентрирован на тостах и соблюдении ритуалов. Попав в ситуацию самоотравления, первое, что он испытывает, дискомфорт. В кровь выбрасываются противоядия на алкоголь, и чтобы снять появившиеся неприятные ощущения, ему нужна определённая доза этанола. Потому он начинает торопиться за столом, испытывает нетерпение, если самоотравление задерживается. Догадываетесь, какие люди придумали присказку: "Между первой и второй перерывчик небольшой"? Конечно, те, кто дошёл до стадии потребности. Вливает в себя такой человек первую рюмку, но этой дозы недостаточно, чтобы нейтрализовать все произведённые противоядия. Нужна добавка. Отсюда состояние, которое описывается словами "не хватило", "надо догнаться", “пора ещё за одной сходить”.

Начиная со стадии привыкания доза алкогольного яда растёт - организм постепенно приспосабливается к яду, вырабатывая всё больше "сыворотки". Словно хорошо натренированный спортсмен отравляющийся переносит всё бо́льшие дозы алкоголя. Помните главного героя фильма "Судьба человека", который поглощал водку стакан за стаканом, не морщась и не падая? Организм человека на стадии потребности выдерживает такие количества этанола, которые для начинающего были бы смертельны ("Я пью, всё мне мало).

Именно на ступени потребности появляются первые признаки потери контроля над своим поведением. Регулировать дозу всё сложнее. Самоотравление всё меньше привязано к каким-то особым социальным поводам (праздник, торжество, другое важное событие). А в ситуациях самоотравления общение отходит на второй план. Бесполезно таких людей уговаривать "пить культурно и умеренно". Недостаточное количество алкоголя будет вызывать у них лишь желание добрать нужную дозу. Деградация прекращается, только если личность совсем перестаёт травить себя, полностью исключив алкоголь из своей жизни.

Следующий тревожный звонок - момент, когда человек начинает опохмеляться. Получив сильное отравление этанолом, он "лечится" ядом. Анестезирующее действие алкоголя действительно создаёт иллюзию облегчения. Хотя на самом деле страждущий лишь ещё больше нагружает себя.

Финал - стадия моральной смерти. Организм несчастного сильно истощён. Он уже не способен нейтрализовать яд как прежде. Переносимая доза резко снижается, даже небольшие количества алкоголя быстро выводят человека из строя (рюмка - другая, и отравленный "выпадает в осадок"). Противоядия вырабатываются от любой мысли, связанной с самоотравлением. На этой ступени развития вредной привычки, личности уже и нет, остаётся лишь изрядно разрушенное тело, автомат для поглощения алкоголя.

Нравственные нормы перестают что-либо значить для человека. Стыд и совесть исчезают, кора головного мозга в значительной степени разрушена. Ради очередной дозы алкоголя несчастный готов пойти на преступление, вынесет последнее имущество из дома, предаст, ограбит родственников и близких.

Программирование. Приобщение. Привыкание. Потребность. Моральная смерть. Вот этапы развития вредной привычки. Общество, окружение и семья человека начинают замечать зло, бить тревогу, лишь когда тот добирается до стадии потребности и начинает создавать проблемы в семье и на работе. Никому в голову не приходит, что деградировал он, когда "пил как все", "по праздникам". Почти никто не понимает важности первой пробы алкогольного яда. Программирование не замечается. Всё происходит "само собой", а жертва программирования "сама виновата". Для окружающих это выглядит так: с человеком было "всё в порядке", а потом неожиданно с ним "что-то случилось" - "запил", стал "пьяницей", "алкоголиком". Они не видят процесса. Как из семечка вырастает большое растение, так из заложенной социальной программы вырастает дерево несчастий, болезней и вырождения.

Никто не будет спорить с тем, что человек на стадии потребности и моральной смерти в беде. Это очевидно. Но ведь попадает он туда через стадию привыкания. Чтобы оказаться на ступени привыкания, к яду нужно приобщиться. А приобщение подготавливается программированием на самоотравление.

На стадии привыкания люди уже вредят своему здоровью. Даже небольшие дозы яда угнетают психику, снижают умственные способности. Известный российский врач, хирург с мировым именем Ф.Г. Углов писал: “Как бы ни были велики расстройства в работе мозга, вызванные алкоголем, все же, как признают ученые, главнейшие изменения имеют место в психической жизни и в характере пьющего человека. Первое, на что обращают внимание ученые в поведении пьющего – это упадок нравственности, равнодушие к обязанностям и долгу, к другим людям и даже к членам семьи. Равнодушие к высшим нравственным интересам проявляется очень рано, в ту пору, когда еще умственные и мыслительные акты остаются почти неизменными. Это проявляется в форме частичной нравственной анестезии в виде полной невозможности испытывать эмоциональные стрессы. Такого рода состояние аналогично нравственному идиотизму и отличается только способом происхождения. Упадок нравственности сказывается также в равнодушии пьяниц к дому, к обычному долгу, в их эгоизме и цинизме”. Как коррозия разрушает металл, так и алкоголь в любых количествах подтачивает совесть человека, подрывает его интеллектуальный потенциал.

Достаточно и небольшой дозы, чтобы значительно увеличилась вероятность получить травму и совершить ошибки. Вовсе не обязательно иметь медицинский диагноз "алкоголизм", чтобы попасть в беду. Яд есть яд. Ухудшилась координация движений, ослабел контроль за своими действиями - вот и почва для несчастного случая.

У отравляющихся "культурно и умеренно" заметно возрастает риск оставить потомство с ослабленным здоровьем и патологиями.

А сама стадия привыкания - трамплин для перехода на стадию потребности. Об этом писал выдающийся русский психиатр Бехтерев: " На практике нельзя даже определить, что признавать малой дозой алкоголя и что большой, ибо для одних лиц малая доза будет одна, а для других другая. Главное же – всем известно, что дело обычно начинается с малых доз алкоголя и что затем эти малые дозы переходят в большие....Здесь нужно говорить не о малых или больших дозах, а вообще о каких бы то ни было дозах, за которыми обычно следуют повторные приемы алкоголя, и человек незаметно для себя и постепенно превращается в хронического алкоголика. Конечно, дело не обходится, как и всегда, без исключений; но в таких вопросах, как пристрастие, привычки...нужно рассчитывать не на сильные характеры, которых вообще не много, а на слабые". Никто не знает заранее, как организм и психика будут меняться от яда. Ни один врач не даст гарантии, что отравляя себя “малыми” количествами алкоголя, человек не станет “алкоголиком”.

А ещё мало кто говорит о социальном вреде, который наносят своему окружению люди на стадии привыкания. Именно их называют "культурно пьющими". С кого берут пример дети? С дяди или тёти, которые хорошо ведут себя за столом, весело общаются, травятся " в меру".

Объясняют алкоголизм чем угодно: от наследственной предрасположенности до слабоволия. Но всё куда проще. Люди начинают отравлять себя алкоголем, подражая своему окружению. Их так программирует общество со всей его культурой. А физиологическая потребность в алкоголе, так называемая зависимость, формируется как защитная реакция организма.

Поэтому единственная настоящая гарантия от “пьянства и алкоголизма” - сохранение естественной детской трезвости. Если людей перестанут программировать и толкать к "культурному" самоотравлению, то не будет и "пьяниц" с "алкоголиками". По точному замечанию советского психофизиолога Геннадия Андреевича Шичко, "трезвость – невидимый щит, который надёжно охраняет человека от многих бед». Нет отнимания трезвости, нет внедрения в умы людей программы самоотравления - нет и несчастий, к которым самоотравление приводит.

Материал этой статьи более сжато и образно представлен в нашем видеоролике “С первой увиденной рюмки”. Это третья глава фильма “Смертельный “выбор” студии “Думай сам. Думай сейчас”.
Tags: алкоголизм, алкоголь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments